об азартных играх

интернет-журнал

 

 
Азартные игры
Новости
 Рулетка
Black Jack
Покер
Другие игры
Слоты
Видео-покер
Проверка честности казино
Публикации
 
 
 

 

Публикации

Проповедь епископа. Шизофрения.

Автор: Арнольд Снайдер. Перевод: Гарри Бальди.

Как у Епископа Первой Церкви Блэкджека, в мои обязанности входит, помимо прочего, ношение шляпы, а также исполнение многих других ролей – направлять заблудших, ободрять проигравших, поддакивать лохов, собирая при этом со своей паствы по 10% от их доходов.

Одной из наиболее неприятных, но с другой стороны, очень веселых моих обязанностей является психоанализ. Вы сами должны понять, что еще задолго до того, как Юнг был юным, а Фрейд еще спал, люди в сутанах облегчали душу со всем религиозным пылом.

Должен вам сказать, что заниматься психоанализом счетчиков карт – это вам не пикник. Врача ожидают самые худшие фобии. К счастью, типичный счетчик редко ищет утешения. Он ворчит что-то о своей якобы интересной жизни, тем самым смягчая стресс от своей ежедневной работы и мечтая о том, что он будет пересекать пит как Джеймс Бонд, с тайным заданием раскрыть секрет ядерных боеголовок, спрятанных внутри игровых жетонов. Каждый дилер – шпион, каждый питбосс – глава мафии, а каждая официантка – потенциальный агент в тылу врага. А в понедельник утром он снова начнет бормотать «Да, господин директор » в ответ на бессмысленные обвинения какого-то кретина в костюметройке. Слава Богу, счетчики слишком высокого мнения о себе, чтобы думать, что они нуждаются в психиатрической помощи.

А недавно мне довелось услышать маниакальные признания от персонала казино. Мне не стыдно в этом признаться. Эти лунатики заставляют думать, что счетчики – самые здоровые существа на планете. Я вам точно говорю, ни одна индустрия в любом цивилизованном обществе не порождает шизоидов в таком количестве, как игорный бизнес.

Возьмем положение дилера. Он привязан к своей рутине дом-работа, пытаясь оплатить съемную квартиру на минимальную зарплату без страховки и социальных льгот. Подразумевается, что существенную часть доходов он получает от чаевых. А единственный случай, когда он получает чаевые – это когда игрок выигрывает. А когда он выигрывает, в затылок немедленно начинает дышать питбосс, подозревая в том, что здесь что-то не чисто. Когда крупный игрок садится за его стол, он молится за него, чтобы тот выиграл несколько баксов, чтобы на полученные чаевые можно было купить себе еду. И в то же время, он молится, чтобы этот крупный игрок проиграл, дабы избежать неприятного разговора после смены с идиотом, получающим в десять раз больше только за то, что тот стоит, сунув руки в карманы весь день. Его молитвы всегда остаются неуслышанными. И неважно, какие именно молитвы. Он будет проклят, если выиграет, и будет проклят, если проиграет.

Рассмотрим питбосса. Он получил свою высокую должность не потому, что он что-то знает, а потому, что он кого-то знает. Ему просто посчастливилось иметь знакомство с нужным человеком в нужном месте и в нужное время. Не было никакого тестирования, минимальной тренировки на должность, не было никаких требований к образованию. Но все же от него требуют понимания тонкостей вероятностей и статистики, угождать закидонам заносчивых миллионеров, и вычислять каждый шулерский трюк, когда-либо изобретенный лучшими криминальными умами мира. Каждый час шестизначная сумма пластиковых денег переходит туда и обратно по столам под его надзором, и Бог его простит, если к концу смены один из столов окажется в минусе, или вон тот неизвестный крупный игрок поймает невероятную полосу везения, которая случается примерно раз в 20 минут в городе.

Крупный игрок, которого он вчера выгнал из казино за счет карт, оказался братом менеджера смены. Маленькая старушка, дымящая как паровоз и пьющая водку как сапожник, засовывающая купюру за купюрой в автоматы, на поверку выходит матерью директора. Если он ужесточит правила, клиенты разбегутся.

Если он смягчит правила, он привлечет страшную кару на свою голову при каждом проигрыше. Будет проклят, если сделает, и будет проклят, если не сделает. Его язва все больше дает о себе знать. Его сын малолетний преступник. Его жена водит знакомство с человеком по имени Альфонс. И какой-то крупный игрок, который только что положил депозит в сотню тысяч, требует персональный стол с минимальной ставкой, большей, чем его зарплата за месяц.

Рассмотрим отдел рекламы. Их исследования рынка показывают, что клиенты хотят более либеральных правил. Они запускают рекламную кампанию: «Самые либеральные правила в городе!». Чтобы оправдать рекламное заявление, менеджер казино наконец разрешает поставить один из этих «халявных» столов рядом с мужским туалетом. Он работает с 6:00 до 7:00 утра каждый второй вторник. Игроки пишут жалобы. Приходят проверки. Кондиционер постоянно ломается. А дилер, сдающий тому крупному игроку, только что попросил принести еще фишек.

Когда один из персонажей игорной индустрии приходит ко мне со своей печальной историей, она всегда сводится к одному и тому же: «Я работаю до упаду, и у меня всегда нет денег. Перед моими глазами за час проходят суммы больше, чем большинство людей видят за год, но куда они деваются? Куда угодно, только не в мой карман. Неважно, что я делаю, это всегда плохо. Скажи, Епископ, что мне делать?»

Я всегда даю один и тот же совет, такой же, как и счетчикам карт: «Не беспокойся. Ты все еще в пределах двух с половиной среднеквадратичных отклонений от своего матожидания. К сожалению, достичь достаточно длинной дистанции тебе вряд ли удастся за остаток своей жизни, но все же у любого есть шанс оказаться на правой стороне нормальной кривой». Отвечают они все так же, как и счетчики: «Чё?».

«А ничё», - всегда отвечаю я. – «Это наша, проблема, математиков. С тебя семьдесят пять баксов за консультацию. Выпей две таблетки аспирина и позвони в секс по телефону».

Тяжелый бизнес – давать надежду безнадежным, но кто-то ведь должен этим заниматься.

 

| Партнеры | Контакты